Молитвы симеона нового богослова: тексты молитв

  • Молитвы Симеона Нового Богослова: тексты молитв
  •  Преподобный Симеон Новый Богослов.
  • Название: Метод священной молитвы и внимания Симеона Нового Богослова.

Три суть образа молитвы и внимания, которыми душа возводится или низводится: возводится, пользуясь ими своевременно, а низводится, владея ими не вовремя и несмысленно. Трезвение и молитва связаны, как душа с телом: одно не существует без другого. Соединяются они двояко. Сначала трезвение противостоит греху, будучи неким передовым разведчиком, а следом молитва сразу уничтожает и истребляет связанные стражей /охранением/ постыдные помыслы, чего не может совершить одно внимание. Это дверь жизни и смерти, то есть внимание и молитва, которую если мы очищаем трезвением, то улучшаемся, если же неосторожно уменьшая /ослабевая/ ее оскверняем, то становимся негодными. Итак, поскольку мы сказали, что внимание и молитва разделяются на три [части], следует разъяснить и свойства каждой из этих [частей], чтобы хотящий достичь жизни и желающий совершить /потрудиться/, из этих различенных состояний твердо избрал лучшее, дабы, держа по неведению худшее, не упустить лучшего.

О первой молитве Свойства первой молитвы таковы.

Когда кто-либо стоит на молитве и руки и очи вместе с умом воздевает к небу, а ум воображает божественные мысли и представляет небесные красоты, ангельские чиноначалия, обители праведных; говоря попросту, все, что слышал из Писания, собирает в уме во время молитвы, — он побуждает свою душу к божественному вожделению, явно всматриваясь в небо.

Бывает и так, что у него текут слезы из глаз, и потихоньку он начинает кичиться в сердце, возноситься, мнить происходящее божественным утешением и молиться, дабы всегда пребывать в таковом делании. Это признаки прелести, ибо добро перестает быть добром, если совершается не должным образом.

Значит, если таковой человек станет безмолвствовать неисходно, то невозможно ему не сойти [с ума]. Если же он случайно и не впадет в эту страсть, то стяжать добродетели или достичь бесстрастия ему невозможно. Этим вниманием обольщены чувственно видящие свет, обоняющие некие благовония, слышащие голоса и многое иное того же [рода].

Одни и вовсе стали одержимы бесами, бродя в помешательстве с места на место и из области в область. Другие, не узнав «преобразившегося в ангела светом» (2 Кор. 11, 14) и возгордившись, прельстились, впредь пребыв неисправимыми до конца, не принимая никакого вразумления от людей.

Иные наложили на себя руки и стали самоубийцами, побужденные к этому обманщиком их: кто-то бросился с кручи, кто-то удавился. Да и кто рассказал бы обо всех различиях дьявольской прелести? Уже из этих слов [человек] разумный может узнать, что за прибыль рождается от первого внимания. Если же кому-то удастся избежать этих напастей благодаря общежительству (с отшельниками это случается), без преуспеяния тем самым они проходят всю жизнь.

О второй молитве Вторая молитва такова.

Когда ум отправляется [в путь], собираясь от чувств и охраняемый внешним чувством, собираясь со всеми помыслами и тщетно [стараясь] забыть их, иногда испытывая помыслы, иногда же внимая мольбам к Богу, произносимым устами, иной раз привлекая к себе плененные помыслы, в другой же и сам, объятый страстью, снова начинает принудительно возвращаться в себя, — то невозможно так воюющему когда-либо умиротвориться или увенчаться победным венком. На самом деле таковой похож на человека, сражающегося в ночи, который хотя и слышит голоса врагов и получает раны, но ясно увидеть, кто они, откуда пришли, как и ради чего ранят, нельзя, потому что виновник такого урона — мрак ума. Так воюющий не избежит сокрушения от мысленных иноплеменников и, подъемля труд, все же лишается мзды. При этом, скрадываемый тщеславием, он мнит себя внимательным и, находясь во власти этого [тщеславия] и будучи его игрушкой, иногда даже порицает остальных, что они не таковы, и превозносится, ставя себя пастырем овец и уподобляясь слепцу, обещающему показывать дорогу слепцам.

Таковы образы второй молитвы, по которым трудолюбивый может узнать о вреде ее. Впрочем, вторая настолько превосходит первую, насколько полнолунная ночь лучше беззвездной и беспросветной.

О третьей молитве Итак, начнем говорить и о третьей молитве: вещь странная и неудобосказуемая, а для неведающих не только неудоборазумеемая, но и почти что невероятная; дело, не во многих обретаемое. Кажется мне, что и такое благо исчезло вместе с послушанием.

Ибо послушание уводит возлюбленного своего от настоящего века сего лукавого, являет его беззаботным и беспристрастным, соделывает [его] легко и незамедлительно текущим к искомому пути, если только сможет он разыскать надежного проводника.

Ибо что преходящее отторгнет ум умерщвленного послушанием для всякого пристрастия мирского и телесного? Какой заботой отвлечется возложивший на Бога и своего отца всякое попечение души и тела, более не живя для себя и не «желая дня человеческого» (Иер.

17, 16)? Отсюда постигаемые умом обстояния отступных сил, наподобие веревок опутывающие и окружающие ум тысячами помыслов, прорываются, так что оказывающийся свободным, властно воюя и исследуя вражеские замыслы, искусно изгоняет и воссылает молитвы с чистым сердцем. Таково начало уединенного жительства. Не так начавшие будут сокрушены зря.

Начало же третьей молитвы берет начаток не от взирания горе, воздеяния рук, собирания мыслей и призывания помощи с неба: все это, как мы сказали, признаки первого прельщения. Но опять-таки, и не от второго [заблуждения] берет начаток ум, обращая внимание на внешние чувства, но не видя внутренних врагов.

Таковой, как мы сказали, поражается, а не поражает; ранится, и не знает ; в плен уводится, и не в силах отразить пленивших. Все время «на спине» его, скорее же — на лице «строят [ковы] грешники» (Пс. 128, 3) и исполняют его тщеславием и самомнением. Ты же, если хочешь положить начаток столь светородному и сладостному деланию, постарайся начать отсюда.

Вслед за строгим послушанием, писанным выше, тебе нужно делать все совестливо, ибо без послушания нет и чистой совести. И сохранить совесть ты должен прежде перед Богом, затем пред отцом своим и, в-третьих, по отношению к людям и предметам. Пред Богом должен ты сохранить совесть, дабы того, что, как ты знаешь, не служит Богу, и тебе не делать.

отцом же своим , чтобы делать — ни добавляя, ни убавляя — все, что он говорит тебе по усмотрению своему. По отношению к людям нужно хранить тебе совесть, дабы не делать другому того, что сам ненавидишь. Что же касается предметов, ты должен остерегаться от злоупотребления во всякой вещи — пище, питье и одежде; говоря проще — делать все, как пред лицем Божиим, ни в чем не обличаемый совестью.

[Теперь], когда мы расчистили и предуготовили путь к истинному вниманию, поговорим, если угодно, ясно и кратко и о свойствах его. Истинное и неложное внимание и молитва состоит в том, чтобы ум хранил сердце в молитве, всегда обращался внутри его [сердца] и из оной глубины воссылал ко Господу моления. Тогда, «вкусив, яко благ Господь» (Пс.

33, 9), ум более не извергается из обители сердечной, поскольку и сам он говорит вместе с апостолом: «Хорошо нам здесь быть» (Мф. 17, 4), — и, постоянно обозревая те места, на посеваемые [там] вражеские помыслы нападая, преследует .

Конечно, несведущим такое жительство покажется слишком суровым /жестоким/ и неудобным — да и в самом деле оно трудно, так что от него захватывает дух не только у непосвященных, но и у крепко выдержавших искус, однако не восприявших и не пославших радость вглубь сердца.

Вкусившие же сию радость и ощутившие эту сладость гортанью сердца могут и сами восклицать с Павлом: «Кто отлучит нас от любви Христовой» (Рим. 8, 35), и следующее. Ведь святые наши отцы, услышав слова Господа: «Из сердца вашего исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, кражи, лжесвидетельства , и это оскверняет человека» (Мф.

15,19-20) и увещание Его очищать внутренность чаши, дабы и снаружи стала она чистой (Мф. 23, 26), подвизались в хранении сердца, не помышляя о всяком другом упражнении в добродетелях, точно зная, что вместе с этим деланием они без труда овладеют любым другим, но без него добродетель устоять не может.

Это [делание] одни отцы прозвали «сердечным безмолвием», другие — «вниманием», иные — «сердечным хранением», некоторые — «трезвением и противоречием », остальные — «исследованием помыслов и блюдением ума», но все они одинаково возделывали землю своего сердца, благодаря чему получили в пищу божественную манну.

Читайте также:  Молитвы перед чтением акафиста и после

Об этом говорит Екклезиаст: «Веселись, юноша, в юности твоей , и ходи в путях сердца твоего непорочен , и оставь гнев сердца твоего» (Еккл. 11, 9—10). «Если дух владеющего восстанет на тебя, места своего не оставь» (Еккл. 10, 4). Сказав «место», он подразумевал сердце, как и Господь говорит: «Из сердца исходят злые помыслы» (Мф. 15, 19), и еще: «Не возноситесь» (Лк.

12, 29), и опять: «Сколь узки врата и узок путь, ведущий в жизнь» (Мф. 7, 14), и: «Блаженны нищие духом» (Мф. 5, 3) — то есть не стяжавшие в себе никакого помышления о веке сем. И апостол Петр говорит: «Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, яко лев рыкающий [Пс. 21, 14], ища, кого поглотить» (1 Петр. 5, 8), и далее.

И Павел чрезвычайно ясно о хранении сердца пишет к Ефесянам: «Наша брань не против крови и плоти» (Еф. 6,12), и т.д. А сколько и божественные отцы наши в своих писаниях о хранении сердца говорили, ясно тем, кто трудолюбиво исследует эти [творения].

Но прежде всего должно тебе приобрести три вещи и так начать [путь] к взыскуемому: непопечительность о вещах неразумных и благоразумных /благословных/, сиречь мертвенность ко всему; чистую совесть, хранясь, чтобы не упрекала собственная совесть; беспристрастие, не склонное ни к чему [от] века сего или самого тела.

Затем, сев в безмолвной келье и наедине в одном углу, постарайся сделать то, что я говорю тебе. Затвори дверь и вознеси ум твой от всего суетного, то есть временного.

Затем, упершись брадой своей в грудь, устремляя чувственное око со всем умом в середину чрева, то есть пуп, удержи тогда и стремление носового дыхания, чтобы не дышать часто, и внутри исследуй мысленно утробу, дабы обрести место сердца, где пребывают обычно все душевные силы.

И сначала ты найдешь мрак и непроницаемую толщу, но, постоянно подвизаясь в деле сем нощно и денно, ты обретешь — о чудо! — непрестанную радость. Ибо как только ум найдет место сердечное, он сразу узревает, чего никогда не знал. Видит же он посреди сердца воздух и себя самого, всего светлого и исполненного рассуждения.

Отныне призыванием Иисуса Христа он изгоняет и истребляет помысел при [его] появлении, прежде чем тот завершится или сформируется. С этого времени ум, памятуя о бесовской злобе, воздвигает естественный гнев и, преследуя, поражает мысленных врагов. Прочему ты научишься, с Божией, в хранении ума, держа Иисуса в сердце. Ведь, говорит , «сиди в келье своей, и это всему тебя научит». ВОПРОС.

Но почему первое и второе хранение не могут усовершить монаха? ОТВЕТ. Поскольку он проходит их не по чину. Ведь лествицей установил /утвердил/ их Иоанн Лествичник, говоря так»: «Одни умаляют страсти; другие поют псалмы и предаются псалмопению большую часть [времени]; некие [терпеливо} пребывают в молитве; иные проводят [жизнь], устремляясь в глубину созерцания.

Пусть, — говорит он, — задача исследуется по образу лествицы». Следовательно, желающие шествовать по лестнице шагают не сверху вниз, а снизу вверх, взбираясь сначала на первую ступеньку, затем на следующую и по порядку на все [остальные]. И таким образом возможно подняться от земли и вознестись на небо. Итак, если мы хотим прийти «в мужа совершенного полноты Христовой» (Еф.

4, 13), то начнем по утвержденной лестнице, [как и] подобает /подобно/ младенцам, согласно [чреде] детских возрастов, дабы, идя мало-помалу, достичь мер и мужа, и старца. Первый возраст иноческой степени есть умаление страстей, что свойственно начинающим. Вторая ступень духовного повзросления, превращающая отрока в юношу, — привязанность к псалмопению.

Ибо после упокоения и умаления страстей псалмопение становится сладостным для языка и причисляется у Бога , ибо невозможно «петь Господу в земле чужой» (Пс. 136, 4), то есть в страстном сердце. Третья же ступень духовного возрастания — юноши в мужа — прилежание к молитве, что свойственно преуспевшим. Ведь молитва отличается от псалмопения, как совершенный муж — от юноши и отрока, соответственно степени, на которую мы восходим. За этими четвертая ступень духовного возрастания — ступень седого старца, то есть неуклонная пристальность созерцания, каковое свойственно совершенным. Вот и завершен путь, и лестница достигла конца. Значит, поскольку эти [ступени] так положены и возвещены /установлены/ Духом , то невозможно младенцу возмужать и взойти в состояние седого иначе, кроме как начав с первой ступеньки, как мы сказали, и, успешно пройдя по [всем] четырем, достичь совершенства. Началом же продвижения к свету для желающего духовно возродиться является умаление страстей, или хранение сердца, ибо иначе невозможно страстям умалиться. На втором месте — усиление псалмопения, ибо, когда страсти улегаются и умаляются благодаря сердечному противлению страстям, желание примирения с Богом воспламеняет ум. С этого времени /поэтому/ окрепший ум, преследуя, изгоняет с помощью внимания помыслы, овевающие поверхность сердца. И вновь он, как обычно, прилепляется ко второму вниманию и молитве. Тогда взвихряются духи — а духам страстей привычно возмущать сердечную глубь, — но призыванием Господа Иисуса Христа они распадаются и исчезают, словно воск. Будучи изгнанными оттуда, они возмущают через чувства поверхность ума; посему если даже и чувствуется / или: он [ум] чувствует/ вскоре затишье, все же совершенно избежать их и не воевать невозможно. Свойственно же сие одному пришедшему в «мужа совершенного» (Еф. 4, 13), пребывающему всегда в уединении и непрерывном сердечном внимании. Затем стяжавший внимание возвышается мало-помалу и до мудрости седин, то есть восходит к созерцанию, что есть [удел] совершенных.

Итак, именно проходящий это в свое время и размеренно может после изгнания из сердца страстей и псалмопению предаваться, и законно защищаться как от помыслов, пробужденных чувствами, так и от возмущения на поверхности ума, а также, когда нуждается в этом, устремлять к небу чувственное око вместе с духовным и поистине чисто молиться, да и то в единичных и редких [случаях] из-за подстерегающих в воздухе . На самом деле только то от нас требуется, чтобы сердце было очищено хранением; если же, по апостолу (Рим. 11, 16), «корень свят», то ясно, что «и ветви», и плод. Желающий же возводить взор и ум к небу — кроме того способа, о котором мы говорили, — и воображать что-то умопостигаемое, видит, словно в зеркале, скорее призраки, а не истину. Ибо из-за того, что сердце нечисто, второе и первое внимание не преуспевают. Ведь как при строении дома мы не закладываем прежде кровлю, а затем фундамент (поскольку это невозможно), но, напротив, сначала фундамент, затем строение и напоследок крышу, так мысли и тут: сначала хранением сердца и умалением в нем /букв. из него/ страстей мы полагаем духовное основание храмины; затем, отталкивая вторым вниманием напор лукавых духов, пробуждаемый внешними чувствами, скорее избегая войны, утверждаем над фундаментом стены духовного дома; и [уже] потом при помощи совершенного приникновения к Богу или отшельничества мы простираем кровлю дома и тем самым завершаем духовное жилище во Христе Иисусе, Господе нашем, Которому слава во веки. Аминь.

Источник: https://somnet.ru/simeon-novyj-bogoslov-metod-svyashhennoj-molitvy-i-vnimaniya-simeona-novogo-bogoslova/

Акафист святому преподобному Симеону Новому Богослову

Творе́ние Гера́сима мона́ха Микрагианнани́та

Конда́к 1, глас 8

  • Подо́бен: Взбра́нной Воево́де:
  • Яко та́инственнаго богосло́вия боже́ственный орга́н и Све́та Трисо́лнечнаго жили́ще, Богосло́ве Симео́не, тя восхваля́ем. Но я́ко испо́лнь Ду́ха осия́ньми, освети́ луча́ми благода́тей твои́х вопию́щия ти:
  • Ра́дуйся, преподо́бне Симео́не, све́та боже́ственнаго таи́нниче.
Читайте также:  Дивеевские иконы: значение, в чём помогают

И́кос 1

  1. Ангелоподо́бен яви́лся еси́ доброде́телей преуспея́ньми, богому́дре Симео́не Богосло́ве, и а́нгельским твои́м гла́сом богосло́виши я́же па́че ума́ та́инства. Те́мже твое́й све́тлости дивя́щеся вси вопие́м:
  2. Ра́дуйся, и́мже Тро́ица воспева́ется;
  3. ра́дуйся, и́мже тле́ние попира́ется.

  4. Ра́дуйся, Трисо́лнечнаго Све́та обита́лище;
  5. ра́дуйся, небе́сныя жи́зни созерца́ние.
  6. Ра́дуйся, высото́ боже́ственнаго ра́зума, неудо́бь исправи́мая мно́гими;
  7. ра́дуйся, глубино́ жития́ лу́чшаго, вся́ческия доброде́тели ра́ди.

  8. Ра́дуйся, я́ко показа́лся еси́ Це́ркве сия́ние;
  9. ра́дуйся, я́ко яви́лся еси́ богосло́вов весе́лие.
  10. Ра́дуйся, луче́ невеще́ственных осия́ний;
  11. ра́дуйся, мо́лние проти́ву веще́ственных воображе́ний.
  12. Ра́дуйся, и́мже богосло́ви тайново́дствуются;
  13. ра́дуйся, и́мже новосло́вцы зауща́ются.

  14. Ра́дуйся, преподо́бне Симео́не, све́та боже́ственнаго таи́нниче.

Конда́к 2

О́ко души́ твоея́ житие́м изря́дным очи́стив ди́вно, узре́л еси́ невеще́ственнаго све́та явле́ния, подъе́м и́го Христо́во, преподо́бне, и, впери́вся Ду́хом, Симео́не Боговдохнове́нне, взыва́л еси́: Аллилу́ия.

И́кос 2

  • Ра́зум боже́ственный имы́й, разу́мне отре́клся еси́ досто́инств мирски́х вседу́шне и, роди́телей любо́вь презре́в, ко оби́тели Студи́йстей ра́дуяся прите́кл еси́: Христу́ бо после́довал еси́, слы́ша от всех сицева́я:
  • Ра́дуйся, Христо́вы любве́ сокро́вище;
  • ра́дуйся, све́та невеще́ственнаго прия́телище.
  • Ра́дуйся, а́нгельскому житию́ подража́яй;
  • ра́дуйся, бесо́вския де́рзости отвраща́яй.
  • Ра́дуйся, сосу́де многоце́нный дохнове́ния боже́ственнаго;
  • ра́дуйся, мечу́ богокова́нный на пристра́стие веще́ственное.
  • Ра́дуйся, я́ко прия́л еси́ в души́ огнь небе́сный;
  • ра́дуйся, я́ко всему́дре избра́л еси́ лу́чшее.
  • Ра́дуйся, страсте́й те́рние исторга́яй;
  • ра́дуйся, души́ ни́ву обновля́яй.
  • Ра́дуйся, плодо́в де́лателю безсме́ртных;
  • ра́дуйся, благ испо́лнивыйся нетле́нных.
  • Ра́дуйся, преподо́бне Симео́не, све́та боже́ственнаго таи́нниче.

Конда́к 3

Си́лу в по́двизе и во мно́зем разуме́нии прие́м, Симео́не, с небесе́ и в послуша́нии ста́рчестем соверши́вся, плотско́е подчини́л еси́ мудрова́ние, прему́дрости же лу́чшия испо́лнился еси́ и Тро́ице воспева́еши: Аллилу́ия.

И́кос 3

  1. Излия́ся бога́тая благода́ть устна́ма твои́ма, и вла́га ти даде́ся прему́дрости; отню́дуже богосло́вия струи́ Це́ркви источи́л еси́, преподо́бне, и напоя́еши словесы́ твои́ми помышле́ния вопию́щих:
  2. Ра́дуйся, исто́чниче богосло́вия;
  3. ра́дуйся, пла́меню богому́дрия.

  4. Ра́дуйся, реко́ во́д благода́тных;
  5. ра́дуйся, сокро́вище наставле́ний духо́вных.
  6. Ра́дуйся, таи́нниче богопросвеще́нный высо́ких виде́ний;
  7. ра́дуйся, устне́ богодви́жимеи небе́сных помышле́ний.

  8. Ра́дуйся, я́ко вещества́ преше́л еси́ преде́лы;
  9. ра́дуйся, я́ко догма́тов раскры́л еси́ смы́слы.
  10. Ра́дуйся, жи́зни святы́я учи́телю;
  11. ра́дуйся, честны́м а́нгелом ра́вне.
  12. Ра́дуйся, хра́ме Тро́ицы та́инственный;
  13. ра́дуйся, заре́ свети́льника небе́снаго.

  14. Ра́дуйся, преподо́бне Симео́не, све́та боже́ственнаго таи́нниче.

Конда́к 4

Живота́ боже́ственнаго ма́нна, и не́ктар безсме́ртный, и мед, из ка́мене источи́выйся, боготво́рных твои́х уче́ний кни́га быва́ет, ду́ши очища́ющая и к боже́ственному соверше́нию наставля́ющая вопию́щих: Аллилу́ия.

И́кос 4

  • Взя́лся еси́ к виде́нием высо́ким, по Па́влу, и Ду́хом неизрече́нная узре́л еси́, отню́дуже богосло́в прему́дрый, богосло́вствуя всем преми́рная язы́ком богоречи́вым, Симео́не, яви́лся еси́ вопию́щим:
  • Ра́дуйся, боже́ственный богосло́ве;
  • ра́дуйся, всему́дрый богоглаго́льниче.
  • Ра́дуйся, Иоа́нна вели́каго отпечатле́ние;
  • ра́дуйся, Григо́рия боже́ственнаго подо́бие.
  • Ра́дуйся, орга́не многозву́чный высо́ких виде́ний;
  • ра́дуйся, псалти́рю одушевле́нный светоза́рных наставле́ний.
  • Ра́дуйся, я́ко вше́л еси́ к незаходи́мому мра́ку;
  • ра́дуйся, я́ко узре́л еси́ ми́р небе́сный.
  • Ра́дуйся, ве́рныя изумля́яй словесы́ твои́ми;
  • ра́дуйся, ду́ши устроя́яй нра́вы твои́ми.
  • Ра́дуйся, живота́ небе́снаго изъяви́телю;
  • ра́дуйся, Бо́га нам чу́дный яви́телю.
  • Ра́дуйся, преподо́бне Симео́не, све́та боже́ственнаго таи́нниче.

Конда́к 5

Боже́ственным раче́нием, о́тче, сла́дце уя́звлен, подъя́л еси́ небому́дренным ра́зумом искуше́ния, ско́рби же и гоне́ния, и я́ко зла́то во огни́ искуси́лся еси́, я́ко а́нгел же, свя́те, всем яви́лся еси́, Христу́ воспева́я: Аллилу́ия.

И́кос 5

  1. Испра́вил еси́ ума́ твоего́ движе́ния, богому́дре, к сла́ве Спа́сове и испо́лнь прему́дрости боже́ственныя показа́лся еси́, Симео́не, Ду́хом Святым, возбужда́я к покая́нию с любо́вию ти вопию́щих:
  2. Ра́дуйся, сто́лпе воздержа́ния;
  3. ра́дуйся, о́бразе терпе́ния.

  4. Ра́дуйся, тайнописа́телю му́дрый обоже́ния;
  5. ра́дуйся, разруши́телю жесточа́йшаго окамене́ния.
  6. Ра́дуйся, уста́ медоточи́вая, ка́плющая боже́ственную сла́дость;
  7. ра́дуйся, о́блаче богонапое́нный, ро́су жи́зни источа́яй.

  8. Ра́дуйся, я́ко апо́стольскую благода́ть изъявля́еши;
  9. ра́дуйся, я́ко спаси́тельное блиста́ние возсиява́еши.
  10. Ра́дуйся, свети́ло благода́ти всесве́тлое;
  11. ра́дуйся, звездо́ Лу́чшаго незаходи́мая.

  12. Ра́дуйся, исто́чниче во́д живоно́сных;
  13. ра́дуйся, све́точу глаго́лов богодохнове́нных.
  14. Ра́дуйся, преподо́бне Симео́не, све́та боже́ственнаго таи́нниче.

Конда́к 6

Очи́стився се́рдцем, по́двига ра́ди духовнаго, испо́лнился еси́ осия́ний боже́ственных, и всесве́тел священноде́йствуя явля́лся еси́ ученико́м твои́м, блаже́нне. Обоже́н бо прича́стием, всехвальне Симео́не, вопия́л еси́: Аллилу́ия.

И́кос 6

  • Сия́я виде́нии, а́ки живы́й вне́ ми́ра и еди́ному Бо́гу соедини́выйся, огнеобра́зен и богови́ден, и ра́достен лице́м, и кро́ток явля́лся еси́ всем, благогове́йно ти вопию́щим:
  • Ра́дуйся, цевни́це Уте́шителева;
  • ра́дуйся, дре́во ра́йское.
  • Ра́дуйся, и́же в веществе́ и телеси́ безпло́тен;
  • ра́дуйся, и́же зра́ком и нра́вы равноа́нгелен.
  • Ра́дуйся, звездо́ многосве́тлая Восто́ка та́инственнаго;
  • ра́дуйся, колесни́це златоиспещре́нная де́йствия боже́ственнаго.
  • Ра́дуйся, трубо́, возглаша́ющая песнь спасе́ния;
  • ра́дуйся, язы́че, подава́яй кре́пость богодарова́нную.
  • Ра́дуйся, све́та боже́ственнаго сокро́вище;
  • ра́дуйся, стремле́ния о́гненнаго угаше́ние.
  • Ра́дуйся, честны́х та́инств зри́телю;
  • ра́дуйся, Бо́га трисо́лнечнаго служи́телю.
  • Ра́дуйся, преподо́бне Симео́не, све́та боже́ственнаго таи́нниче.

Конда́к 7

Ве́лий в виде́ниих и честны́х богозре́ниих показа́лся еси́, Симео́не Богосло́ве, моли́твою бо у́мною е́же в Бо́зе восхище́ния та́инство позна́л еси́, блаже́нне, я́ко ины́й Моисе́й, взыва́я: Аллилу́ия.

И́кос 7

  1. Не́ктар живы́й нетле́ния кни́га слове́с твои́х подае́т ве́рным, Богосло́ве, Уте́шитель бо тобо́ю Це́ркви глаго́лет и провещава́ет, и пробужда́ет вся вопия́ти ти, Симео́не, сицева́я:
  2. Ра́дуйся, сла́во Це́ркве;
  3. ра́дуйся, вети́е Богонача́лия.

  4. Ра́дуйся, очища́яй душе́вная оскверне́ния;
  5. ра́дуйся, просвеща́яй на́ша помышле́ния.
  6. Ра́дуйся, пла́меню, пояда́яй те́рния страсте́й;
  7. ра́дуйся, у́ме, открыва́яй у́мная и зря́й.

  8. Ра́дуйся, я́ко разреши́лся еси́ вещества́ плени́ц;
  9. ра́дуйся, я́ко испо́лнился еси́ богото́чных во́д.
  10. Ра́дуйся, зря́й Бо́жия сия́ния;
  11. ра́дуйся, ненави́дяй вра́жия зло́бы.

  12. Ра́дуйся, прему́дрых уче́ний наводне́ние;
  13. ра́дуйся, честны́х дарова́ний гу́сли.
  14. Ра́дуйся, преподо́бне Симео́не, све́та боже́ственнаго таи́нниче.

Конда́к 8

Стра́нное чу́до явля́шеся, о́тче Симео́не, в тебе́, изумля́юще и веселя́ще вся: боже́ственным бо богатя́ся просвеще́нием, прему́дрых и разу́мных яви́лся еси́ прему́дрейший, неве́жда пре́жде, и ны́не всему́дре Бо́гови поя́: Аллилу́ия.

И́кос 8

  • Весь измени́выйся и к Бо́гови весь отше́д изступле́нием боже́ственнейшим, богому́дре, и по прича́стию обоже́н, к вожделе́нному возбужда́еши обоже́нию, Симео́не богосла́вне, с любо́вию ти вопию́щия:
  • Ра́дуйся, у́глю огня́ невеще́ственнаго;
  • ра́дуйся, сия́ние све́та боже́ственнаго.
  • Ра́дуйся, краснопи́сче обоже́ния всему́дрый;
  • ра́дуйся, потреби́телю ле́ности держа́внейший.
  • Ра́дуйся, добро́ту обоже́ния явля́яй де́ятельне;
  • ра́дуйся, трезве́нию спаси́тельному науча́яй разу́мне.
  • Ра́дуйся, я́ко наставля́еши и́ночествующих ли́ки;
  • ра́дуйся, я́ко отвраща́еши враго́в полки́.
  • Ра́дуйся, на́ше просвеща́яй мудрова́ние;
  • ра́дуйся, страсте́й прекраща́яй стремле́ния.
  • Ра́дуйся, ве́рным боже́ственную благода́ть подава́яй;
  • ра́дуйся, Бо́га за все́х умоля́яй.
  • Ра́дуйся, преподо́бне Симео́не, све́та боже́ственнаго таи́нниче.

Конда́к 9

Стра́сти душе́вныя очища́я уче́нии твои́ми святы́ми, ко обре́тению на́с пробужда́еши, трезве́нием и моли́твою, о́тче, многоце́ннаго ка́мене живо́тнаго, его́же дре́вле погуби́хом; те́мже ны́не ко Христу́ возопии́м: Аллилу́ия.

И́кос 9

  1. Вети́я богосло́вия та́инственнаго показа́лся еси́, стяжа́в свы́шняго ра́зума: всего́ бо тя Уте́шитель привлече́, о́тче, я́коже благоволи́, и стра́нная и пресла́вная провеща́л еси́ вопию́щим:
  2. Ра́дуйся, гла́се Бо́жий святы́й;
  3. ра́дуйся, молча́ние враго́в соверше́нное.

  4. Ра́дуйся, испо́лнь небе́снаго тайнонауче́ния;
  5. ра́дуйся, проро́че лу́чшаго раче́ния.
  6. Ра́дуйся, вети́е богонауче́нный прему́дрости Бо́жия;
  7. ра́дуйся, мечу́ обоюдуо́стрый проти́ву пре́лести вра́жия.

  8. Ра́дуйся, я́ко учи́ши восхожде́нием боже́ственным;
  9. ра́дуйся, я́ко направля́еши к пути́ спасе́ния.
  10. Ра́дуйся, Христо́ву ме́ртвость нося́й;
  11. ра́дуйся, боже́ственное осия́ние на́м подава́яй.

  12. Ра́дуйся, да́ром сло́ва обогати́выйся;
  13. ра́дуйся, всем боже́ственная глаго́лавый.
  14. Ра́дуйся, преподо́бне Симео́не, све́та боже́ственнаго таи́нниче.

Конда́к 10

Уста́ боже́ственная показа́лся еси́ и Но́вый Богосло́в Христо́вой Це́ркви, богому́дре, в не́йже но́вая и ве́тхая от сокро́вища отры́гну се́рдца твоего́, я́ко кни́жник богоприя́тен, я́коже глаго́лет Спаси́тель, Ему́же пое́ши: Аллилу́ия.

И́кос 10

  • Све́та невеще́ственнаго боже́ственное зерца́ло яви́лся еси́, прише́д ко открове́нием боже́ственным, Богосло́ве о́тче Симео́не, и вся ве́рныя зове́ши ко причаще́нию благи́м, и́хже обре́л еси́. Те́мже ти жела́нием вопие́м:
  • Ра́дуйся, уста́ неизрече́нных;
  • ра́дуйся, о́ко небе́сных.
  • Ра́дуйся, светоза́рности боже́ственныя сокро́вище;
  • ра́дуйся, дарова́ний святы́х водворе́ние.
  • Ра́дуйся, розго́ многоплодоно́сная Лозы́ живо́тныя;
  • ра́дуйся, гро́зде всеспе́лый равноа́нгельнаго жи́тельства.
  • Ра́дуйся, я́ко к небе́сному жела́нию воспламеня́еши;
  • ра́дуйся, я́ко зако́н благода́тный явля́еши.
  • Ра́дуйся, Христа́ просла́вивый житие́м твои́м;
  • ра́дуйся, ве́рныя устроя́яй сло́вом твои́м.
  • Ра́дуйся, о́бразе свята́го стремле́ния;
  • ра́дуйся, раю́ ди́внаго безстра́стия.
  • Ра́дуйся, преподо́бне Симео́не, све́та боже́ственнаго таи́нниче.

Конда́к 11

Вше́д, Богосло́ве, в пресве́тлый мрак, прия́л еси́ во скрижа́лех серде́чных богосло́вия та́инственнаго богозапечатле́нныя скрижа́ли в Ду́се, и́миже тайново́дствуемся к боже́ственному раче́нию, вопию́ще: Аллилу́ия.

И́кос 11

  1. Свет, Све́ту трисо́лнечному прибли́жився, яви́лся еси́ ми́ру, я́коже глаго́лет Влады́ка, и просвеща́еши ду́ши на́ша и светотвори́ши твои́ми уче́нии, свя́те, и́миже мра́ка избавля́емся страсте́й, любо́вию ти вопию́ще:
  2. Ра́дуйся, я́ко свет в ми́ре возсия́вый;
  3. ра́дуйся, кре́пость словеси́ прида́вый.
  4. Ра́дуйся, де́йства боже́ственнаго учи́телю;
  5. ра́дуйся, в по́двизе небе́сный челове́че.
  6. Ра́дуйся, трисо́лнечныя благода́ти оби́теле явле́нная;
  7. ра́дуйся, даро́в духо́вных орга́не боголе́пный.
  8. Ра́дуйся, я́ко подъя́л еси́ искуше́ния му́жественне;
  9. ра́дуйся, я́ко подае́ши просвеще́ние богода́нне.
  10. Ра́дуйся, пра́вило преподо́бнаго жития́;
  11. ра́дуйся, свети́льниче неизрече́ннаго обоже́ния.
  12. Ра́дуйся, у́мная движе́ния облиста́яй;
  13. ра́дуйся, на́ша сердца́ просвеща́яй.
  14. Ра́дуйся, преподо́бне Симеоне, све́та боже́ственнаго таи́нниче.
Читайте также:  Икона «тайная вечеря»: значение, в чем помогает

Конда́к 12

Лие́т во́ду боже́ственную, теку́щую, о́тче, в жизнь ве́чную, непреста́нне и благоуха́ние источа́ет живо́тное и весели́т мы́сль на́шу кни́га уче́ний твои́х, в не́йже поуча́ющеся вопие́м: Аллилу́ия.

И́кос 12

  • Песнососта́вный вене́ц честно́му ве́рху твоему́ прино́сим, ча́да твоя́, о́тче, его́же прие́м оте́чески, лучу́ боже́ственнаго све́та нам да́руй: ве́рно бо к тебе́ притека́ем и не престае́м вопия́ти:
  • Ра́дуйся, отце́в добро́то;
  • ра́дуйся, преподо́бных украше́ние.
  • Ра́дуйся, иере́ев пра́вило свяще́ннейшее;
  • ра́дуйся, и́ночествующих о́тче боже́ственнейший.
  • Ра́дуйся, богосло́вов похвало́, Богосло́ве чу́дный;
  • ра́дуйся, благоче́ствующих утвержде́ние и тайноводи́телю сла́вный.
  • Ра́дуйся, Це́ркве богоза́рнейший сто́лпе;
  • ра́дуйся, правосла́вных небесносве́тлый свети́льниче.
  • Ра́дуйся, и́мже све́та исполня́емся;
  • ра́дуйся, и́мже страсте́й избавля́емся.
  • Ра́дуйся, му́дрый вождю́ твои́м ча́дом;
  • ра́дуйся, и на́м при́сно предста́тельствуяй.
  • Ра́дуйся, преподо́бне Симео́не, све́та боже́ственнаго таи́нниче.

Конда́к 13

  1. О боже́ственный о́тче, Симео́не Богосло́ве, свети́ло Христо́вы Це́ркве, прие́м на́ша гла́сы, све́том благода́ти, в тебе́ су́щия, облиста́й благоче́стне пою́щия тя и Тро́ице вопию́щия: Аллилу́ия.

  2. Сей конда́к глаго́лется три́жды
  3. И па́ки чте́тся 1-й и́кос и 1-й конда́к
  4. Моли́тва преподо́бному Симео́ну Но́вому Богосло́ву
  5. Творе́ние преподо́бнаго Никоди́ма Святого́рца

О богоно́сный и христоно́сный и духоно́сный о́тче Симео́не, Но́вый Богосло́ве, преподо́бных похвало́, иерее́в сла́во, богосло́вов услажде́ние, моли́твы у́мныя учи́телю, Бо́га просла́вльший и от Бо́га просла́вленный в житии́ твое́м, па́че же по сме́рти, земны́й а́нгеле и небе́сный челове́че, ра́досте духо́вная и душе́вное весе́лие нам, смире́нным твои́м рабо́м и недосто́йным твои́м сыно́м, со благогове́нием и любо́вию пра́зднующим свяще́нную и светоно́сную па́мять твою! Приими́ песнь сию́, ю́же прино́сим ти я́ко да́р ничто́жный и мале́йший, за вели́кия благода́тныя да́ры, и́хже вси́ наслади́хомся, прие́мше я́ от тебе́, из кни́ги свяще́нных слове́с твои́х, и не отве́ржи сию́, я́ко твоего́ великоле́пия недосто́йну: отню́д бо не́мощни есмы́, е́же досто́йно восхвали́ти тя, толи́каго богосло́ва ве́лия. И в житии́ сем сохраня́й нас моли́твами твои́ми от вся́каго вре́да душе́внаго и теле́снаго, ви́димых же и неви́димых враг, моля́ непреста́нно И́же в Тро́ице Бо́га, да сподо́бит и нас, смире́нных, та́инственно ощути́ти посреде́ се́рдца на́шего у́мная де́йства боже́ственныя благода́ти Свята́го Ду́ха, ю́же погуби́хом, увы! нераде́нием на́шим и страстьми́; в бу́дущем же ве́це изба́ви ны твои́ми си́льными хода́тайствы от стра́шнаго осужде́ния и му́ки ве́чныя, и сподо́би на́с ве́чнаго блаже́нства во Христе́ Иису́се, Го́споде на́шем, Ему́же подоба́ет вся́кая сла́ва, че́сть и поклоне́ние, со безнача́льным Его́ Отце́м и Пресвяты́м и Животворя́щим Его́ Ду́хом, ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Аминь.

Источник: https://www.akafistnik.ru/akafisty-svyatym/akafist-svyatomu-prepodobnomu-simeonu-novomu-bogoslovu/

Молитвы перед Исповедью

   «Святой праведный Иоанн Кронштадтский указал: «Видеть грехи свои в их множестве и во всей их гнусности – действительно есть дар Божий».

 Поэтому дело покаяния надо начинать с усиленной горячей молитвы о том, чтобы Господь благодатью Своею открыл нам наши грехи и таящиеся в нас страсти и пристрастия». Фрагмент из книги Н.Е.

Пестова «Современная практика Православного благочестия» ч.4, гл.21. 

   Исповедание грехов в Таинстве Покаяния требует серьезной предварительной подготовки со стороны кающегося.

Она может быть довольно короткой (это вполне уместно для тех, кто привык исповедоваться часто), но может вестись и весьма продолжительное время.

Подготовиться к Исповеди можно в храме непосредственно перед ее началом или дома перед отходом в храм; иногда полезно начать готовиться к ней накануне или даже за несколько дней.

   Готовясь к таинству Покаяния, очевидно, кающийся прежде всего нуждается в молитве к Богу: ибо без Его чудесной помощи невозможно глубокое раскаяние. При этом нам всем необходимо сожалеть о своих грехах и просить Господа даровать благодать, помогающую искренне раскаяться и обрести решимость оставить прежний греховный образ жизни.

Мы можем выражать эту молитву и своими собственными словами, и воспользоваться молитвами святых. Некоторые из молитв перед Исповедью представлены ниже.

Важно обратить внимание: что в нынешней практике РПЦ подготовка к Исповеди не предполагает обязательного прочтения молитв, поэтому предложенные молитвы носят рекомендательный, но не обязательный характер.

Молитва прп. Симеона Нового Богослова перед Исповедью                                       

Бо́же и Го́споди все́х, вся́каго дыха́ния и души́ имы́й вла́сть, еди́н исцели́ти мя́ моги́й! Услы́ши моле́ние мя́, окая́ннаго, и гнездя́щагося во мне́ зми́я наи́тием Всесвята́го и Животворя́щаго Ду́ха умертви́в потреби́.

И мене́, ни́ща и на́га вся́кия доброде́тели су́ща, к нога́м свята́го моего́ отца́ (духо́внаго) со слеза́ми припа́сти сподо́би, и святу́ю его́ ду́шу к милосе́рдию, е́же ми́ловати мя́, привлецы́.

И да́ждь, Го́споди, в се́рдце мое́м смире́ние и по́мыслы бла́ги, подоба́ющие гре́шнику, согласи́вшемуся Тебе́ ка́ятися; и да не в коне́ц оста́виши ду́шу еди́ну, сочета́вшуюся Тебе́ и испове́давшую Тя́, и вме́сто ми́ра избра́вшую и предпоче́тшую Тя́.

Ве́си бо, Го́споди, я́ко хощу́ спасти́ся, а́ще и лука́вый мо́й обы́чай препя́тствием быва́ет: но возмо́жна Тебе́, Влады́ко, су́ть вся́, ели́ка невозмо́жно су́ть от челове́ка. Ами́нь.

Покаянная молитва преп. Исаака Сириянина

   Что важно вспоминать в покаянных молитвах? Очевидно, свои грехи, свои наличные страсти и нерадение, и при этом помнить о спасительной жертве Христа и Его непостижимых величайших страданиях ради нас. Так именно построена нижеприведенная молитва преп. Исаака Сириянина.

   «Господи Иисусе Христе, Боже наш, плакавший над Лазарем и источавший над ним слезы скорби и сострадания, прими слезы горести моей. Страданием Твоим исцели страсти мои; язвами Твоими уврачуй мои язвы. Кровию Твоею очисти мою кровь, и с телом моим сраствори благоухание Твоего животворящего тела.

Та желчь, какою напоили Тебя враги, да усладит душу мою от горести, какою напоил меня сопротивник; страдания Тела Твоего, распростертого на древе крестном, к Тебе да возвысят ум мой, увлеченный демонами долу. Глава Твоя, преклоненная на кресте, да вознесет мою главу, заушенную супостатами.

Всесвятые руки Твои, пригвожденные неверными ко кресту, к Тебе да возведут меня из бездны погибели, как обетовали всесвятые уста Твои. Лице Твое, приявшее на Себя заушения и заплевания от проклятых, да озарит мое лицо, оскверненное беззакониями. Душа Твоя, Которую, будучи на кресте, предал Ты Отцу Твоему, к Тебе да путеводит меня благодатию Твоею.

Нет у меня болезнующего сердца, чтобы взыскать Тебя; нет у меня ни покаяния, ни сокрушения, которыми вводятся чада в собственное свое наследие. Нет у меня, Владыко, утешительных слез. Омрачился ум мой делами житейскими и не имеет сил с болезнованиями возвести к Тебе взор. Охладело сердце мое от множества искушений и не может согреться слезами любви к Тебе.

Но Ты, Господи Иисусе Христе, Боже, Сокровище благ, даруй мне покаяние всецелое и сердце неутомимое, чтобы всею душою выйти мне на взыскание Тебя. Ибо без Тебя буду я чужд всякого блага. Посему даруй мне, Благий, благодать Твою. Безлетно и вечно изводящий Тебя из недр Своих Отец да обновит во мне черты образа Твоего. Оставил я Тебя, но Ты не оставь меня.

Отошел я от Тебя — Ты прииди взыскать меня и введи меня на пажить Твою, сопричти меня к овцам избранного стада Твоего, пропитай меня злаком Божественных таинств Твоих вместе с теми, у которых чистое сердце их — обитель Твоя, и в нем видимо блистание откровений Твоих — это утешение и эта отрада для потрудившихся ради Тебя в скорбях и многоразличных муках.

Сего блистания да сподобимся и мы по Твоей благодати и по Твоему человеколюбию, Спаситель наш Иисусе Христе, во веки веков. Аминь».

Источник: https://ispowed-prichastie.ru/molitvy-pered-ispovedyu/

Ссылка на основную публикацию