День памяти св.мучеников Фрола и Лавра

31 августа (18  ст.ст.) день памяти Флора и Лавра.

Подробнее... Это  раннехристианские мученики (II век), пострадавшие в Иллирике. На Руси считались покровителями лошадей. Согласно житию, Флор и Лавр были родными братьями, с юности уверовавшими во Христа. Их, как известных каменщиков, правитель Иллирика направил к правителю соседней области для построения нового языческого храма. Братья отдавали полученную плату бедным и проповедовали им Христа. Успеху их проповеди способствовали чудеса, самым известным из которых стало исцеление сына языческого жреца, после чего исцелённый и его отец стали христианами. В новопостроенном храме, в который ещё не были внесены идолы, Флор и Лавр вместе с обращёнными ими христианами совершили совместную молитву, а после этого уничтожили идолов, предназначенных для перенесения в храм.

Все участники этих событий были схвачены и сожжены, а Флор и Лавр были отправлены обратно в Иллирик. Флор и Лавр исповедали себя христианами перед правителем, после чего были брошены в колодец и засыпаны землёй. Впоследствии их мощи были обретены нетленными и перенесены в Константинополь.

Предание утверждает, что сразу после обретения мощей Флора и Лавра прекратился падёж скота. В связи с этим, на Руси эти святые почитались как покровители лошадей. В древних русских иконописных подлинниках указывается, что на иконах  святые Флор и Лавр должны быть написаны с лошадьми.

Подробнее...Подробнее... Подробнее...  Подробнее... 

 

 

 

 

 

На территории Спасо-Казанского женского монастыря часовня в память св.мучеников Флора и Лавра построена в 2006 году. А существовала она еще в начале девятнадцатого века на месте, где сейчас построен храм Спаса Нерукотворного Образа. В августе часовня приобрела праздничный вид: расписаны стены часовни. Теперь, как и на иконе, можно увидеть лошадей. В роду Симанских икона св. мучеников Флора и Лавра особо почиталась. К сожалению, она не сохранилась в настоящее время. Священник Павел Симанский поделился воспоминаниями о чудесном исцелении своей сестры Ольги. И помог в этом св.мученик Фрол. Прочитайте воспоминания Павла Симанского. Они помогут нам перенестись в далекий 1839 год…

Псковские епархиальные ведомости. 1896 год. С.171-174

Замечательные случаи из моей жизни.

Чудесное исцеление родной сестры моей Ольги от глазной болезни.

 

В 1839 году, к крайнему огорчению моих родителей, у сестры моей заболел левый глаз; они обращались за советом к докторам, испытывали прописываемые ими лекарства, но ничто не помогало. Родители мои, как благочестивые христиане, все упование возложили на Господа Бога, как на источника всех благ, и с сильною верой ожидали от него помощи. Мать моя несколько раз ходила из с.Екатерининского близ города Острова пешком на богомолье в Святогорский монастырь, Никандрову пустынь, Псково-Печерский монастырь и в другие места, где почивают нетленные мощи св.угодников, или где находятся особо чтимые православные чудотворные иконы Пресвятой Богородицы и св.Николая Чудотворца.  Многие знакомые наши упрекали моих родителей, что они не обращают внимание на болезнь дочери и не съездят с нею в Дерпт (ныне Юрьев) посоветоваться с лучшими тамошними окулистами. Родители мои, переговорив между собою, решились испытать все средства, чтобы впоследствии себя не упрекать в бездействии по отношению болезни сестры моей, а потому решились ехать в Дерпт; но прежде чем туда отправиться, мать моя пожелала сходить пешком в г.Псков поклониться угоднику Божию св.Николаю Чудотворцу, икона которого находится в часовне подле Николаевской со-усохи  церкви, с надеждою получить от него вразумление на предстоящее путешествие. Придя в Псков и горячо помолясь в часовне пред иконою св.Николая, мать отправилась к своим знакомым, где всегда останавливалась, к А.Р.Ридману и встретила там одного господина с подвязанным глазом. Господин этот, увидя мою мать, подошел к ней со словами: «Вы, вероятно, меня не узнали, Екатерина Андреевна, моя фамилия Подерия, старый ваш знакомый, но, с потерей глаза, меня никто не узнает» Мать моя поинтересовалась узнать от него подробности потери глаза, и он рассказал следующее: «неизвестно каким образом, попала ко мне в глаз маленькая соринка; я не обратил сначала на нее серьезного внимания, но потом, когда глаз дал себя почувствовать, тогда я прибег к совету известного доктора, а сей посоветовал ехать в Дерпт к специалистам по этой болезни. Я, разумеется не замедлил отправиться в Дерпт и, по милости дерптских эскулапов лишился совсем своего глаза; они прописали мне какие-то капли пускать в глаз, и я, по приходу домой, впустив их, вскоре почувствовал, что глаз мой лопнул и вытек» мать моя, выслушав эту историю, мысленно от души поблагодарила Всемогущего Бога, вразумившего ее относительно поездки в Дерпт, и, по приезду домой, решительно объявила отцу моему, что на за что в Дерпт не поедет, рассказав ему при этом историю г.Подерии.

            Вскоре после этого, отец мой, по принятому им обыкновению делать каждый день моцион, отправился утром пешком в г.Остров, заходил в лавки и увидав в одной из них, и именно у Сарафанчикова, выставленную около дверей шведскую прялку, зашел к нему с целью приобрести оную для моей матери, давно желавшей иметь таковую, и тем хотя несколько рассеять ее тоску. В то время, когда отец торговался, подошел к нему высокий мужчина, брюнет с курчавыми волосами, прилично одетый в русский черный сарафан, с различными около пояса коновальными инструментами, и сказал: «Барин, нет ли у вас больных лошадок полечить?» Отец мой, как словоохотливый и со всеми любивший говорить, а иногда пошутить, отвечал ему: «Нет у меня больных лошадей, а вот было бы хорошо, если ты мог вылечить мою дочь, больную глазами». На это незнакомец отвечал: « Извольте, сударь, я и глаза могу лечить» Отец, улыбнувшись, сказал: «что ты, братец, как можно, чтобы коновал, пользующий лошадей, мог лечить такой нежный орган у человека, как глаз?» Незнакомец стал уверять, что он не шутит, а лечит глаза молитвою. После этого разъяснения отец мой позадумался пригласить незнакомца к себе и, по приходу в село, отправился с ним в комнату матери и объявил ей, что привел доктора к дочери – коновала. Мать моя, под влиянием горя, рассердилась на отца. «Ты все шутишь, сказала она, и время ли теперь шутить, а в особенности над болезнью дочери» Отец, чтобы успокоить мать, объяснил, что прибывший незнакомец лечит глаза молитвами. Услыхав последнее, мать, мать моя с удовольствием решилась поручить ему пользовать свою единственную дочь. Родителей моих беспокоило кроме болезни левого глаза еще то, что сестра привыкла держать глаз рукою, которую не отнимала даже во сне, а через это левое плечо было поднято кверху, и она легко могла сделаться кривобокою. По просьбе незнакомца позвали сестру и, к удивлению всех, она, не дававшая никому дотронуться до больного глаза и не отнимавшая никогда руки,  вдруг на ласковую просьбу незнакомца сама отняла руку, и допустила его посмотреть глаз. По осмотре больной, незнакомец велел принести  густых сливок и сбить из них масло, что тотчас было исполнено; затем попросил он ножик[1], которым кроме хлеба ничего не резали, и эти ножом  он разделил круглый кусок масла на четыре части крестообразно, потом каждую четвертую часть на четыре части, и таким образом образовалось 16 разных кусочков. Незнакомец, разделив масло, попросил всех нас удалиться в другую комнату и оставить его одного, что мы тотчас исполнили, но, по общечеловеческой слабости, с умыслом неплотно прикрыли дверь, в щель которой видели, как незнакомец усердно молился, делая земные поклоны. По окончании довольно продолжительной молитвы, он позвал всех к себе и дал следующий совет. Каждый день употреблять три кусочка масла: первым кусочком смазать утром при восходе солнца веки больного глаза, второй кусочек выпить утром в чашке черного кофе, и третий вечером также с кофеем; в настоящий же день употребить только один кусочек с кофеем на ночь. Таким образом всех кусочков должно хватить на 5 дней. Отец мой за данное наставление предложил незнакомцу вознаграждение 10 руб. ассигнациями, но он их не принял; тогда отец просил его разделить с нами хлеб-соль, но и от этого он отказался, сказав, что в настоящее время, не делал ничего, он не желает благодарности, а вот 1 октября в день Покрова Богородицы, он явится и надеется, что к этому времени Господь поможет и больная будет здорова; тогда он с удовольствием примет благодарность.

            Таким образом, мы расстались с чудным незнакомцем; это было 26 сентября. Спустя два или три дня после его ухода, ночью сестра моя сама отняла руку от глаза и затем, проснувшись, позвала свою няню Марфу Андреевну, которая и в настоящее время жива, и сообщила ей радостную весть, что больным глазом она видит. Няня не замедлила передать радость моей матери, которая тотчас пришла к сестре и, чтобы увериться в действительности прозрения, просила сестру закрыть здоровый глаз, а больным отгадать показываемую ей на некотором расстоянии карту. Больная тотчас рассмотрела десятку пик, и таким образом в исцелении убедились, поблагодарили создателя за дивную его помощь и с нетерпением начали ждать 1 октября, чтобы поблагодарить чудного незнакомца, по молитве которого сестра моя совершенно излечилась от этой болезни. Наступило наконец 1 октября, и незнакомец не явился, и так до настоящего времени он не появлялся. Отец мой справлялся у всех в городе и в лавке Сарафанчикова, где он его встретил, но везде получил один и тот же ответ, что не знают, кто он и откуда. Родители мои, как истинные христиане, имели сильную веру в слова Господа нашего Иисуса Христа: просите и дастся вам, а потому они молились и с надеждою ожидали исполнения просимого, а за свою твердую веру получили просимое. Надо полагать, что незнакомец, так чудно встретившийся отцу и предложивший свои безвозмездные услуги излечит больную сестру, был не простой человек, а посланник Божий и, как мы все в семействе предположили, это был св.мученик Фрол, которого изображают с коновальными инструментами. В то время на месте, где теперь у нас церковь, была часовня во имя св.мучеников Фрола и Лавра,  и кроме того день памяти их, то есть 18 августа, у нас в околотке во всех деревнях празднуется.

 

Священник Павел Симанский.

 

 



[1] Ножик этот до сих пор сохраняется в целости. П.С.

 

К юбилею монастыря. 1907 год - преобразование Казанской общины в Спасо-Казанский женский монастырь

В 1907 г. Казанская община преобразовывается в монастырь.

            Событие это произошло 16 июля 1907 г. по старому стилю. Освящение воды и чин преобразования совершил ректор Тульской Духовной семинарии Архимандрит Алексий. В сан игумений была возведена настоятельница монастыря монахиня Руфина. На основателя монастыря, священника о. Павла Симанского, возложен наперстный крест.

            Павел Владимирович, живший все эти годы в небольшом, специально построенном в 1897 г. домике и владевший лишь частью парка, по состоянию здоровья уже не мог выполнять обязанности священника. В новом монастыре была объявлена вакансия, которую занял заштатный островский священник Владимир Панов. П.В. Симанский умер после непродолжительной болезни на 74-ом году жизни, 23 декабря, спустя полгода после открытия монастыря. Как писал в некрологе Владимир Панов, «о. Павел был добрым, сердечным человеком, готовым помочь и материально, и советом. Светлая личность. Благодушно переносил испытания, утешение находил в молитве».

            У П.В. Симанского была единственная дочь, которая по традиции владельцев Екатерининского, тоже носила имя Екатерина. Она вышла замуж за моряка, князя Сергея Петровича Ухтомского, и жила с ним в Новгородской губернии.

            Что же касается брата Павла Владимировича Николая, который, так же, как и Андрей, после смерти отца унаследовал большой земельный участок, то он ушёл в отставку капитан-лейтенантом. В Острове, судя по архивным материалам, вёл активную общественную жизнь, был гласным Городской Думы, входил в состав уездного суда, в мировые судьи, в Почётный совет при Доме трудолюбия и Островское вольное пожарное общество. Николай Владимирович был женат на Ольге Ивановне, дочери генерала И.К.Меландера, женой которого в первом браке была урожденная Екатерина Исааковна Ганнибал. Ольге Ивановне принадлежало село Сухопальцево в 376 десятин, находившееся в Жеребцовской волости в 4-х верстах от г. Острова.

            В городе возле моста также был каменный дом О. И. Симанской, построенный в 1854 г. генерал-майором И.К.Меландером на месте старых построек, не понравившихся императору Николаю II. В их семье было шестеро детей: Вера, Екатерина, Иван, Владимир, Пантелеймон и Мария. Один из сыновей - Пантелеймон - стал генерал-лейтенантом, военным историком и обладателем огромной библиотеки. Составленная им в соавторстве М.Б. Стремоухова книга «Жизнь Суворова в художественных изображениях» определением Учёного Комитета Министерства народного просвещения была рекомендована для фундаментальных и ученических библиотек всех средних учебных заведений и для выдачи в награду учащимся в этих заведениях.

            Мария Николаевна, старшая дочь Николая Владимировича, активно помогала своему дяде в создании общины, а затем и монастыря, преподавая в рукодельном классе для девочек при монастыре. Вела, так же, как и отец, активную общественную жизнь: входила (в разные годы) в Общество помощи нуждающимся ученицам Александровской женской гимназии, Попечительский совет при Доме трудолюбия, Кружок трудовой помощи. Являлась председательницей правления Островского Благотворительного общества и заведующей Островским пунктом помощи ручному труду. В дальнейшем она избрала себе духовную стезю и остаток дней провела в Покровском монастыре близ Киева под именем монахини Сусанны.

            Хлопоча о создании в Екатерининском общины, Павел Владимирович Симанский надеялся, что со временем здесь будет построен собор в честь иконы Казанской Божьей матери с двумя приделами: во имя св. равноапостольного Великого князя Владимира и св. мученика Павла. Однако дожить до этого ему не пришлось. Церкви отвели место справа от храма Спаса Нерукотворного, по размеру которому она почти не уступала. В 1913 году был сделан расчет на её постройку, но строительство в связи с революционными событиями так и не было закончено. Фундамент здания сохранился до сих пор.

            В 1911 г. производилась оценка имения. По сохранившимся сведениям в него входило 83 десятины земли, парк, постройки, которые оценены в 12,5 тысяч рублей. 52 десятины пахоты сдавались в это время в аренду. Парк на лето арендовался Островским клубом, здесь проходили различные мероприятия, в том числе и официальные. К примеру, в «Вестнике Псковского губернского земства» можно прочесть о награждении в саду господина Симанского в торжественной обстановке членов Островского пожарного общества жетонами за безупречную службу. Дом и флигели сдавались под квартиры. В 1912 г. имение было заложено в Дворянском банке.

            В это время возобновлены захоронения на кладбище. Некоторые сохранившиеся до нашего времени памятники датированы первым десятилетием XIX века.

            На правобережье, в городе, в это время за Симанскими числится также двухэтажный дом по улице Набережной. До войны в нём располагался погранотряд, в настоящее время он не существует.

            Перед революцией в Екатерининском собрались многие из Симанских в надежде пережить смутное время, но весной 1918 г. имение опустело.

            В 1918 г., в период немецкой оккупации, духовная жизнь здесь ещё продолжалась в полной мере. Службы в церкви Спаса Нерукотворного совершаются о. Палладием Орловым, диаконом в это время являлся A.M. Веретинский. О. Палладий в переживаемых событиях поддерживает сестёр, прихожан и своей горячей молитвой, и страстным словом проповедника, и делами, среди которых — организация крестных ходов

 

 

К юбилею монастыря.30 августа 1997 года - образование Казанской общины

Подробнее...17 августа 1897 года близ г. Острова, в селе Екатерининском, принадлежавшем священнику Павлу Владимировичу Симанскому, происходило торжественное открытие новой женской общины в честь Казанской иконы Богоматери. Владелец села, желая на будущее время вернее обеспечить дальнейшую судьбу храма, построенного его родителями и освящённого 22 октября 1845 года в честь Нерукотворного образа Спасителя, решил ходатайствовать об учреждении при нём женской общины, в собственность которой он отдал в означенном селе несколько домов, необходимые постройки и большой фруктовый сад, а также вместе со своим родным племянником Владимиром Андреевичем Симанским пожертвовал значительный капитал. Желание о. Павла исполнилось: от Святейшего Синода последовало разрешение на открытие общины.

 

            Утром 16-го августа, по случаю храмового праздника, в церкви села Екатерининского совершено было богослужение прибывшим из С-Петербурга протоиреем Казанского собора А.А. Лебедевым в сослужении священников Павла Владимировича Симанского и В.Н. Загорского. Вечером 16-го августа, накануне открытия общины, при многочисленном стечении народа, всенощное бдение отслужено тем же о. протоиреем А.А. Лебедевым при участии Мирожского архимандрита Николая и упомянутых местных священников. После всенощного была панихида по покойному преосвященнику Гермогену, рукоположившего о. Павла Симанского в священный сан и скончавшегося 17 августа 1893 года, а также по строителям храма.  В ночь на 17-е августа в село прибыл из Кронштадта старинный знакомый и духовник учредителя общины наш русский всеобщий молитвенник, о. Иоанн Ильич Сергиев, чем дан был жителям г. Острова и прочим, издалека прибывшим на торжество, удобный и редкий случай увидеть любимого пастыря. Если бы о.Павел Симанский не пригласил его на торжество, то, по словам о. Иоанна, он навряд ли когда-нибудь заехал бы в эти края. 17-го августа в 8-м часу утра о. Иоанн отслужил утреню с целью личного приготовления к предстоящему участию в совершении божественной литургии.

            Утренним поездом прибыл из Пскова преосвященнейший Антонин, Епископ Псковский и Порховский в сопровождении Псково-Печёрского о. Архимандрита Мефодия.

            В 10 ч. утра начался звон к литургии, которую совершил Владыка в сослужении с о. Иоанном, протоиреем Казанского собора А.А. Лебедевым, двумя архимандритами и четырьмя священниками. После «Херувимской песни» Владыкою был рукоположен в иереи учитель Порховского духовного училища Владимир Лебедев, которого подводил к посвящению о. Иоанн. Во время причастия священнослужителей священник П.В. Симанский произнёс следующую речь: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа. С благословения нашего Архипастыря, Преосвященного Антонина, обращаюсь к Вам, благочестивые жители г. Острова, с приветствием по случаю открытия сего числа у нас в уезде Казанской женской общины, которая впоследствии, если Господь благословит, может возрасти из небольшой общины в женский монастырь. Неисповедимы пути Господни! Два года тому назад я только мечтал о наилучшем обеспечении сего св. храма, построенного моими родителями, и, по совету и благодаря материальной помощи родного моего племянника Владимира Андреевича Симанского, я решил ходатайствовать перед Высшим духовным начальством об учреждении в принадлежащем мне селе женской общины. И мы видим осуществление сего ходатайства на деле. Сего числа, в которое празднуется явление св. иконы Казанской Божьей Матери Печёрской и память св. мученика Павла, в честь которого и я ношу имя, собором священнослужителей во главе с Преосвященнейшим Архипастырем нашим молитвенно испрашивается благословение Божье на вновь учреждаемую Казанскую женскую общину. Присоединитесь и вы, благочестивые островские жители, к молитвам священного сего собора о преуспеянии сей общины во всех отношениях и со своей стороны не оставьте её в забвении, а старайтесь по мере сил своих способствовать её процветанию на пользу общественную. Не стану распространяться о пользе подобных учреждений, как община, - оно само покажет свою необходимость в нашем уезде, - а по сему, с полным упованием и надеждою на Всемогущего Бога и заступницу нашу Царицу Небесную, я утешаю себя мыслию, что доживу до того времени, когда в этой общине воздвигнется собор в честь св. Казанской иконы Божьей Матери с двумя приделами во имя св. равноапостольного В. Кн. Владимира и св. мученика Павла и при этом возникнут несколько благотворительных учреждений для общественной пользы. С этой надеждою и верою в Бога Промыслителя и с упованием на материальную помощь островитян, я кончаю свою краткую речь. Аминь».

            За литургией последовал молебен Спасителю, Божьей Матери и св. мученику Павлу, при совершении оного к сонму священнослужителей присоединились ещё 8 иереев из г. Острова и уезда.

            За богослужением пели два хора певчих — архимандритский и местный соборный. Церковь была убрана коврами; спереди возвышалась архиерейская кафедра, покрытая красным сукном. Вход в церковь допускался по билетам во избежание толкотни. В числе присутствующих в церкви находились: вице-адмирал Ф.А. Геркен, член Александровского комитета, товарищ о. Павла Симанского по Московскому корпусу, местный предводитель дворянства Н.А. Беклешов, уездный член окружного суда, городской судья Н.В. Симанский, председатель управы, председатели местного торгового сословия, родственники П.В. Симанского и гости из Пскова — игумения Ювеналия, секретарь духовной консистории П.Ф. Тихомиров. Всё пространство вокруг церкви, насколько мог видеть глаз, представляло из себя сплошное море голов: люди сидели на ограде, влезали на деревья. Благодаря деятельности полиции в этой двадцатипятитысячной толпе не было замечено особенного беспорядка. По окончании богослужения Его Преосвященству и служившему духовенству, а также приглашённым гостям, был предложен чай в собственном помещении священника П.В. Симанского, откуда все отправились в покои настоятельницы общины монахини Руфины. Там сервирован был обед, прошёл он весьма оживлённо. Во время обеда преосвященный Архиепископ провозгласил тост за драгоценное здоровье Государя Императора, священник П.В. Симанский — за Владыку и всех духовных лиц, о. Иоанн Ильич Сергеев за о. Павла Симанского, протоирей А.А. Лебедев за отсутствовавшего по болезни участника учреждения общины В.А. Симанского. Певчие на тосты отвечали многолетиями. В это же время Владыкою была произнесена речь, в которой он выяснил важность учреждений, подобных открываемой общине, как для самих её обитательниц, которые будут совместно и преемственно соделывать своё спасение, так и для окружающего её населения, нуждающегося в духовном просвещении, - и высказав надежду, что со временем, когда увеличатся средства общины, при ней могут открываться благотворительные учреждения. В обращении своём к настоятельнице, которая решила взять на себя такое трудное дело, Владыка пожелал ей энергии, сил, успеха по благоустройству общины. Эту речь о. Иоанн Кронштадтский неоднократно прерывал замечаниями о пророческом значении слов Преосвященного. После обеда гости снова отправились в новый, только что отстроенный дом о. Павла, где каждому из приезжих почётных гостей была предоставлена в распоряжение отдельная комната. В это время к о. Иоанну стали являться посетители для получения благословения, а также приносили к нему больных. Вокруг дома и вдоль решётки сада стояли толпы народа, ожидавшие видеть о. Иоанна, который иногда появлялся в открытых окнах дома и благословлял народ. Вечерний чай предложен был гостям на веранде, выходящей в сад, где пел хор архиерейских певчих, которые исполняли различные концерты и, по желанию о. Иоанна, пропели ирмосы на праздник Успения Богоматери. Отец Иоанн благодарил певчих, а маленьких певчих собственноручно наделил сливами. С наступлением сумерек была зажжена иллюминация: весь сад светился разноцветными фонариками. Отец Иоанн уехал в С.-Петербург в тот же вечер, посетив по дороге к вокзалу железной дороги двух жителей города Острова. Владыка же, переночевав в селе Екатерининском, отправился в Псков на следующий день с утренним поездом в сопровождении многих духовных лиц, участвовавших в торжестве. Отец Иоанн, помимо своего молитвенного участия при начале существования общины, оказал ей материальную помощь: прислал 100 рублей перед открытием общины и 100 рублей после своего отъезда. Поступают пожертвования и от местных жителей. Например, купец Подмошенский прислал в дар общине 10 рублей и несколько мешков разной муки. При общине предполагается в недалёком будущем открытие женской церковно-приходской школы, причём обучающиеся девочки из близ лежавших деревень могут дать из своей среды певчих для хора общины.

 

Из журнала «Псковские духовные ведомости», 1897 г.

Приглашение

Подробнее...Спасо-Казанский женский монастырь приглашает насельниц и трудниц.

 

Телефон: 8-81152-36517

День рождения настоятельницы монастыря игуменьи Маркеллы (Павловой)

Настоятельница Спасо-Казанского женского монастыря игумения Маркелла приняла поздравления с днём рождения от духовных лиц Островского округа, прихожан и Главы Администрации Островского района Дмитрия Быстрова

Подробнее... Подробнее... Подробнее...

Подробнее...2 февраля 2017 года Глава Администрации Островского района Дмитрий Быстров посетил восстановленный Спасо-Казанский женский монастырь, расположенный в центре Острова (Псковская область) на левом берегу реки Великой, где вместе с духовными лицами Островского округа и прихожанами храма приветствовал с днём рождения настоятельницу обители игумению Маркеллу. Руководитель муниципалитета от всей души пожелал Матушке Маркелле здоровья, долголетия, мира, любви, радости, духовных и телесных сил в подвиге пастырского служения и тепло поблагодарил её за большие труды по восстановлению обители. Дмитрий Быстров выразил надежду на продолжение доброго взаимодействия Спасо-Казанского женского монастыря с органами местной власти в деле утверждения традиционных духовно-нравственных ценностей, созидания мира, добра и согласия в обществе.

Матушка Маркелла поблагодарила гостей за поздравления и предложила осмотреть уникальные экспонаты готовящегося к открытию музея на территории монастыря. Примечательно, что за оформление музея отвечает известный в Острове краевед Людмила Ильичёва.

Подробнее... Подробнее...

читать подробнее

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий I (Cиманский)

 

Настоятельница Спасо-Казанского Симанского монастыря игумения Маркелла (Павлова)

www.mossysadmin.ru - cоздание и продвижение сайтов