День памяти св.мучеников Фрола и Лавра

31 августа (18  ст.ст.) день памяти Флора и Лавра.

b_200_150_16777215_00_images_voto2018_vrol_Florus_and_Laurus.jpeg Это  раннехристианские мученики (II век), пострадавшие в Иллирике. На Руси считались покровителями лошадей. Согласно житию, Флор и Лавр были родными братьями, с юности уверовавшими во Христа. Их, как известных каменщиков, правитель Иллирика направил к правителю соседней области для построения нового языческого храма. Братья отдавали полученную плату бедным и проповедовали им Христа. Успеху их проповеди способствовали чудеса, самым известным из которых стало исцеление сына языческого жреца, после чего исцелённый и его отец стали христианами. В новопостроенном храме, в который ещё не были внесены идолы, Флор и Лавр вместе с обращёнными ими христианами совершили совместную молитву, а после этого уничтожили идолов, предназначенных для перенесения в храм.

Все участники этих событий были схвачены и сожжены, а Флор и Лавр были отправлены обратно в Иллирик. Флор и Лавр исповедали себя христианами перед правителем, после чего были брошены в колодец и засыпаны землёй. Впоследствии их мощи были обретены нетленными и перенесены в Константинополь.

Предание утверждает, что сразу после обретения мощей Флора и Лавра прекратился падёж скота. В связи с этим, на Руси эти святые почитались как покровители лошадей. В древних русских иконописных подлинниках указывается, что на иконах  святые Флор и Лавр должны быть написаны с лошадьми.

b_200_150_16777215_00_images_voto2018_vrol_20180820_094950.jpegb_200_150_16777215_00_images_voto2018_vrol_eW4IJmRX6yQ.jpeg b_200_150_16777215_00_images_voto2018_vrol_0qo1gQt2eM0.jpeg  b_200_150_16777215_00_images_voto2018_vrol_20180820_095032.jpeg 

 

 

 

 

 

На территории Спасо-Казанского женского монастыря часовня в память св.мучеников Флора и Лавра построена в 2006 году. А существовала она еще в начале девятнадцатого века на месте, где сейчас построен храм Спаса Нерукотворного Образа. В августе часовня приобрела праздничный вид: расписаны стены часовни. Теперь, как и на иконе, можно увидеть лошадей. В роду Симанских икона св. мучеников Флора и Лавра особо почиталась. К сожалению, она не сохранилась в настоящее время. Священник Павел Симанский поделился воспоминаниями о чудесном исцелении своей сестры Ольги. И помог в этом св.мученик Фрол. Прочитайте воспоминания Павла Симанского. Они помогут нам перенестись в далекий 1839 год…

Псковские епархиальные ведомости. 1896 год. С.171-174

Замечательные случаи из моей жизни.

Чудесное исцеление родной сестры моей Ольги от глазной болезни.

 

В 1839 году, к крайнему огорчению моих родителей, у сестры моей заболел левый глаз; они обращались за советом к докторам, испытывали прописываемые ими лекарства, но ничто не помогало. Родители мои, как благочестивые христиане, все упование возложили на Господа Бога, как на источника всех благ, и с сильною верой ожидали от него помощи. Мать моя несколько раз ходила из с.Екатерининского близ города Острова пешком на богомолье в Святогорский монастырь, Никандрову пустынь, Псково-Печерский монастырь и в другие места, где почивают нетленные мощи св.угодников, или где находятся особо чтимые православные чудотворные иконы Пресвятой Богородицы и св.Николая Чудотворца.  Многие знакомые наши упрекали моих родителей, что они не обращают внимание на болезнь дочери и не съездят с нею в Дерпт (ныне Юрьев) посоветоваться с лучшими тамошними окулистами. Родители мои, переговорив между собою, решились испытать все средства, чтобы впоследствии себя не упрекать в бездействии по отношению болезни сестры моей, а потому решились ехать в Дерпт; но прежде чем туда отправиться, мать моя пожелала сходить пешком в г.Псков поклониться угоднику Божию св.Николаю Чудотворцу, икона которого находится в часовне подле Николаевской со-усохи  церкви, с надеждою получить от него вразумление на предстоящее путешествие. Придя в Псков и горячо помолясь в часовне пред иконою св.Николая, мать отправилась к своим знакомым, где всегда останавливалась, к А.Р.Ридману и встретила там одного господина с подвязанным глазом. Господин этот, увидя мою мать, подошел к ней со словами: «Вы, вероятно, меня не узнали, Екатерина Андреевна, моя фамилия Подерия, старый ваш знакомый, но, с потерей глаза, меня никто не узнает» Мать моя поинтересовалась узнать от него подробности потери глаза, и он рассказал следующее: «неизвестно каким образом, попала ко мне в глаз маленькая соринка; я не обратил сначала на нее серьезного внимания, но потом, когда глаз дал себя почувствовать, тогда я прибег к совету известного доктора, а сей посоветовал ехать в Дерпт к специалистам по этой болезни. Я, разумеется не замедлил отправиться в Дерпт и, по милости дерптских эскулапов лишился совсем своего глаза; они прописали мне какие-то капли пускать в глаз, и я, по приходу домой, впустив их, вскоре почувствовал, что глаз мой лопнул и вытек» мать моя, выслушав эту историю, мысленно от души поблагодарила Всемогущего Бога, вразумившего ее относительно поездки в Дерпт, и, по приезду домой, решительно объявила отцу моему, что на за что в Дерпт не поедет, рассказав ему при этом историю г.Подерии.

            Вскоре после этого, отец мой, по принятому им обыкновению делать каждый день моцион, отправился утром пешком в г.Остров, заходил в лавки и увидав в одной из них, и именно у Сарафанчикова, выставленную около дверей шведскую прялку, зашел к нему с целью приобрести оную для моей матери, давно желавшей иметь таковую, и тем хотя несколько рассеять ее тоску. В то время, когда отец торговался, подошел к нему высокий мужчина, брюнет с курчавыми волосами, прилично одетый в русский черный сарафан, с различными около пояса коновальными инструментами, и сказал: «Барин, нет ли у вас больных лошадок полечить?» Отец мой, как словоохотливый и со всеми любивший говорить, а иногда пошутить, отвечал ему: «Нет у меня больных лошадей, а вот было бы хорошо, если ты мог вылечить мою дочь, больную глазами». На это незнакомец отвечал: « Извольте, сударь, я и глаза могу лечить» Отец, улыбнувшись, сказал: «что ты, братец, как можно, чтобы коновал, пользующий лошадей, мог лечить такой нежный орган у человека, как глаз?» Незнакомец стал уверять, что он не шутит, а лечит глаза молитвою. После этого разъяснения отец мой позадумался пригласить незнакомца к себе и, по приходу в село, отправился с ним в комнату матери и объявил ей, что привел доктора к дочери – коновала. Мать моя, под влиянием горя, рассердилась на отца. «Ты все шутишь, сказала она, и время ли теперь шутить, а в особенности над болезнью дочери» Отец, чтобы успокоить мать, объяснил, что прибывший незнакомец лечит глаза молитвами. Услыхав последнее, мать, мать моя с удовольствием решилась поручить ему пользовать свою единственную дочь. Родителей моих беспокоило кроме болезни левого глаза еще то, что сестра привыкла держать глаз рукою, которую не отнимала даже во сне, а через это левое плечо было поднято кверху, и она легко могла сделаться кривобокою. По просьбе незнакомца позвали сестру и, к удивлению всех, она, не дававшая никому дотронуться до больного глаза и не отнимавшая никогда руки,  вдруг на ласковую просьбу незнакомца сама отняла руку, и допустила его посмотреть глаз. По осмотре больной, незнакомец велел принести  густых сливок и сбить из них масло, что тотчас было исполнено; затем попросил он ножик[1], которым кроме хлеба ничего не резали, и эти ножом  он разделил круглый кусок масла на четыре части крестообразно, потом каждую четвертую часть на четыре части, и таким образом образовалось 16 разных кусочков. Незнакомец, разделив масло, попросил всех нас удалиться в другую комнату и оставить его одного, что мы тотчас исполнили, но, по общечеловеческой слабости, с умыслом неплотно прикрыли дверь, в щель которой видели, как незнакомец усердно молился, делая земные поклоны. По окончании довольно продолжительной молитвы, он позвал всех к себе и дал следующий совет. Каждый день употреблять три кусочка масла: первым кусочком смазать утром при восходе солнца веки больного глаза, второй кусочек выпить утром в чашке черного кофе, и третий вечером также с кофеем; в настоящий же день употребить только один кусочек с кофеем на ночь. Таким образом всех кусочков должно хватить на 5 дней. Отец мой за данное наставление предложил незнакомцу вознаграждение 10 руб. ассигнациями, но он их не принял; тогда отец просил его разделить с нами хлеб-соль, но и от этого он отказался, сказав, что в настоящее время, не делал ничего, он не желает благодарности, а вот 1 октября в день Покрова Богородицы, он явится и надеется, что к этому времени Господь поможет и больная будет здорова; тогда он с удовольствием примет благодарность.

            Таким образом, мы расстались с чудным незнакомцем; это было 26 сентября. Спустя два или три дня после его ухода, ночью сестра моя сама отняла руку от глаза и затем, проснувшись, позвала свою няню Марфу Андреевну, которая и в настоящее время жива, и сообщила ей радостную весть, что больным глазом она видит. Няня не замедлила передать радость моей матери, которая тотчас пришла к сестре и, чтобы увериться в действительности прозрения, просила сестру закрыть здоровый глаз, а больным отгадать показываемую ей на некотором расстоянии карту. Больная тотчас рассмотрела десятку пик, и таким образом в исцелении убедились, поблагодарили создателя за дивную его помощь и с нетерпением начали ждать 1 октября, чтобы поблагодарить чудного незнакомца, по молитве которого сестра моя совершенно излечилась от этой болезни. Наступило наконец 1 октября, и незнакомец не явился, и так до настоящего времени он не появлялся. Отец мой справлялся у всех в городе и в лавке Сарафанчикова, где он его встретил, но везде получил один и тот же ответ, что не знают, кто он и откуда. Родители мои, как истинные христиане, имели сильную веру в слова Господа нашего Иисуса Христа: просите и дастся вам, а потому они молились и с надеждою ожидали исполнения просимого, а за свою твердую веру получили просимое. Надо полагать, что незнакомец, так чудно встретившийся отцу и предложивший свои безвозмездные услуги излечит больную сестру, был не простой человек, а посланник Божий и, как мы все в семействе предположили, это был св.мученик Фрол, которого изображают с коновальными инструментами. В то время на месте, где теперь у нас церковь, была часовня во имя св.мучеников Фрола и Лавра,  и кроме того день памяти их, то есть 18 августа, у нас в околотке во всех деревнях празднуется.

 

Священник Павел Симанский.

 

 



[1] Ножик этот до сих пор сохраняется в целости. П.С.

 


Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий I (Cиманский)

 

Настоятельница Спасо-Казанского Симанского монастыря игумения Маркелла (Павлова)

www.mossysadmin.ru - cоздание и продвижение сайтов